Меню
12+

Чугуевская районная газета «Наше время»

30.11.2022 11:49 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Приморские «Тигры»: Мы уже не уйдём

Автор: Елена Каленская
корреспондент

Несколько месяцев назад, еще до объявления частичной мобилизации, на страницах газеты мы писали о настоящих мужчинах, сделавших свой выбор – добровольно мужественно вставших на защиту интересов своей страны и своего народа. В той статье был рассказ о жителе села Саратовка — Алексее Александровиче Псареве, о том, как однажды он вместе с женой Татьяной Николаевной Половниковой пришел в военкомат и просто сказал: "Запишите меня добровольцем".

С того дня прошло несколько месяцев. Татьяна Николаевна тогда, рассказывая о муже, не плакала, лишь иногда голос предательски надламывался, выдавая волнение: «Не буду плакать. Вот буду встречать, тогда и заплачу – от радости». Ждала, смотрела новости и верила, что скоро вернется.

Так начиналась эта история

Алексей Александрович Псарев вступил в добровольческий отряд «Тигр», созданный на базе 155-й бригады морской пехоты. Добровольцы прошли подготовку, получили береты морпехов и отбыли для участия в Специальной военной операции.

«Тигры» вернулись на приморскую землю в День морской пехоты. Во Владивостоке героев встречал Губернатор Приморского края Олег Николаевич Кожемяко: «Искренне рад приветствовать вас на родной земле. Вы стали составной частью отдельной гвардейской бригады морской пехоты Тихоокеанского флота, в боях заслужив это право. Сделали все, чтобы слава об отряде «Тигр» гремела по всей стране. Никто из вас не бросил своих раненных товарищей, не сдал боевых позиций.

Правительство Приморского края вместе с Законодательным Собранием утвердило награду «За боевую доблесть участникам Специальной военной операции» бойцам отряда «Тигр». Вы заслужили эту награду, заслужили эту славу. С возвращением, дорогие ребята!».

Алексей Александрович с наградой на груди смущенно улыбается: «Разве думал я когда, что придет время и возьму в руки оружие, буду провожать на передовую боевых товарищей… Я ведь работал водителем автобуса. Правда, в советские времена в армии служил в Чите в ВВ МВД СССР, был водителем БТР.

Когда в 2014 году начались обстрелы Донбасса, душа болела за людей, за ситуацию эту. Когда объявили о начале Специальной военной операции, места себе не находил. У меня дед погиб в Великую Отечественную войну на границе Украины и Белоруссии. В нашей семье память о той войне священна. Я обращался с запросами в архивы, военкомат по крупицам восстанавливал его боевой путь. Перед тем, как уйти добровольцем, получил награды деда. Решение само пришло – еду. Уволился с работы, сказал жене о решении, вместе пошли в военкомат».

Тогда, в июле, с самим Алексеем Александровичем толком поговорить не удалось – занят, шел завершающий этап подготовки. «В бой идут одни старики», – шутил он о себе и своих товарищах. Это он про свой возраст, ему уже 52 года, но в армейской сноровке и подготовке еще фору молодым даст. В словах из известного советского фильма по-мужицки правильный смысл: когда воюют молодые парни, взрослые мужики, способные держать в руках оружие, не могут отсиживаться дома. Есть в отряде «Тигр» добровольцы, которые поехали на Украину, чтобы встать рядом плечом к плечу с сыновьями. Но все, так или иначе, как и Алексей Александрович, встали в строй и снова надели военную форму, так как неспокойно стало у наших границ, не смогли они просто смотреть новости по ТВ, как дети Донбасса рассказывают, что различают летящие снаряды по звуку.

Так начиналась эта история. Так начиналась другая жизнь Алексея Александровича Псарева. Так начиналась другая жизнь для всей страны и всего общества. Для одних время переосмысления приходило с новостями, для многих с получения повестки о частичной мобилизации, для всех жителей — с того дня, как впервые в городах, поселках со всеми воинскими почестями провожали в последний путь павших героев.

Потому что люди

На разговор с добровольцем из «Тигра» времени совсем немного. Алексей Александрович вернулся домой в Саратовку всего на несколько дней. Потом снова на передовую.

Первое, о чем спросила: «Что врезалось в память в первые дни участия в Специальной военной операции?». Задумался. «Разруха, наверное, — отвечает после паузы. – Смотришь вокруг и понимаешь, что так и выглядит война. Едем по Волновахе – пятиэтажки, разрушенные наполовину, остовы зданий. И чисто кругом. Люди заняты кто чем: убирают осколки, спиливают поваленные взрывом деревья… Удивило: начался обстрел, а люди не прячутся – по звуку понимают, когда есть опасность прилета. Привыкли. Я тоже привык потом, перестал просыпаться ночью от звуков артиллерии. Странно видеть было, как выживают люди без газа, света, дров. Пытаются работать кто где».

Людей в Волновахе много, в основном те, кому за сорок уже. Алексей Александрович, рассказывая о Специальной военной операции, не раз повторяет, что не нужно сравнивать эти военные действия с Великой Отечественной войной – разное это. То, что сейчас происходит – война технологий и война информационная. «Там, на Украине, настоящая антироссийская пропаганда и «промывка мозгов», — рассказывает. – В Волновахе местные частенько спрашивают: «Как обстановка? А правда, что такой-то населенный пункт российские войска оставили?». Говорим, что нет. Как же оставили, когда там наше расположение. А им внушают через Интернет, в новостях, что власть меняется, что снова украинские войска заняли территорию. Держат в страхе.

Вот вы спрашиваете, а правда ли то, что по телевизору говорят? Отвечу: правда, но только этой правды гораздо больше. И про нацизм – правда, и про преследования тех, кто поддерживает российские взгляды. Особенно тяжело учителям, медикам – тем, кто лоялен. Из-за этого страха, из-за этой пропаганды некоторые местные исподлобья смотрят. Но убеждать в чем-то, что-то доказывать не пытаемся – им самим тяжело от этого гнета, да и всему свое время».

Время действительно всё расставляет по местам. За те месяцы, что Алексей Александрович был в Волновахе, многое изменилось. Зашли в город – увидели перед собой руины. Горящие остовы зданий в центре города, разрушенные церковь, заправку, покореженные взрывами пятиэтажки. 26 ноября, когда уезжали, центр города изменился. За два месяца строители из Новосибирска от фундамента построили два пятиэтажных дома, храм восстановили. Жители видят – город наш, постепенно уходит страх, а на смену ему приходит осознание, что не будет, как раньше. Не бросят их, не оставят.

«Какие там люди?» — спрашиваю. Смеется в ответ: «Люди как люди. Хотят жить, работать, детей растить, спать спокойно. Другое дело — те, кто безоговорочно верит украинской пропаганде про супернацию, переписанной истории, в которой главными героями стали те, кто в Великую Отечественную истреблял мирное население. Про Бандеру, про нацистов, про их зверства – правда, жестокая страшная, но правда. Те же пытки, прилюдные казни на площадях, во многом они даже перещеголяли нацистов. Все это для того, чтобы держать население в страхе. Страшно и больно от того, что мы допустили то, что нацизм снова поднял голову. Наблюдать и не вмешиваться – это было бы преступлением перед людьми Донбасса, перед памятью предков».

Это важно, что весь мир может видеть доблесть и мужество российского солдата, как и в Великую Отечественную войну. Перед наступлением на Павловку был такой случай. В одном месте на дороге ВСУ, отступая, бросили своего погибшего бойца. Российские войска давали забрать убитого, но прошел день, другой, третий… ВСУ так и бросили своего. «Тигры» похоронили. Потому что люди. Потому что и за этого погибшего украинского механика-водителя с подбитого БТРа кто-то молится. Поставили на могиле самодельный деревянный крест, положили каску. Потому что люди.

А так хочется написать ответ

Слушать рассказы солдата, еще несколько дней назад засыпавшего под грохот артиллерии, непросто. Как рассказы о какой-то другой реальности. Вспоминаю, с какой тревожностью провожали мобилизованных мужчин в Чугуевке, как с первых дней мобилизации в Интернете стала разлетаться информация, что у мужиков нет самого необходимого. Не могу не спросить о солдатском быте. Алексей Александрович снова смеется: «В российских войсках не голодают, поверьте. А 155-ая бригада, в состав которой входил «Тигр», обеспечена получше многих других подразделений, благодаря Губернатору Приморского края, помощи предпринимателей, посылкам жителей. И, конечно, в этом большая заслуга комбата, он нам, как отец родной».

Отряд «Тигр» расположился на территории бывшей строительной базы, которую им для дислокации выделил комендант Донецкой области. Заходили туда – разруха и развалины. Сейчас уже и окна вставлены, и канализацию запустили, душ организовали, столовую. Удивляюсь: «Когда успеваете?». Оказалось, в военных буднях важны дисциплина и обеспечение. Батальон не только воюет на передовой. Тыл – это важно. Бойцы тоже должны отдыхать. Три дня на передовой в окопах, три дня в тылу.

С особой теплотой Алексей Александрович Псарев рассказывает о подарках, которые приходили в расположение отряда. Из разных мест, от разных людей. Уголовный розыск п. Кавалерово, детский сад № 2 г. Дальнегорска… В коробках теплые вещи, кофе, конфеты, печенье, чай… И письма. В словах, написанных неровным детским почерком, столько искренности, признательности. «Аж ком в горле, а в глазах мокрота появляется, — признается Алексей Александрович с позывным «Бешенный». – После этого и силы есть, и горы свернуть готовы. Приходят ребята с передовой и тянутся в коробку за детскими письмами».

Об одном жалеют бойцы – некуда ответ написать, а иной раз так хочется.

О друзьях-товарищах

Как коротают фронтовые вечера бойцы, когда спокойно? О чем говорят настоящие мужчины? Думала, услышу, что о доме, но нет. Говорят о фронтовых буднях, о друзьях-товарищах, радуются победам, вспоминают погибших.

Когда первый «Тигр» прибыл к месту ведения боевых действий, разведка докладывала – никто не воспринимал бойцов всерьез. Считали, что в составе старики и безработные. «Пришлось их разочаровать, — шутит «Бешенный». – Наш пулеметчик «снял» американского наемника. По данным разведки прошла информация – ВСУ планируют быстро уничтожить отряд. Тогда на позиции нас было 560: 150 «тигров» и военнослужащие 155-й бригады. А против нас выступило около 4000 подготовленных бойцов противника. Мы держались, не сдали позиции возле Павловки, а потом подошли резервисты, и мы пошли в наступление. Ребята сильно помогли, их ждали».

Фронтовые истории, как другая реальность. Слушаю и — гордость за наших ребят, и военных, и тех, кто еще недавно был водителем, работал на производстве, занимался предпринимательством…

Алексей Александрович рассказывает случай, когда восемь разведчиков – российских военнослужащих оказались зажаты с двух сторон двумя отрядами ВСУ, в каждом по 36 бойцов. Более двух часов шел ожесточенный бой. Командир разведчиков только успел вызвать помощь. «Тигры» моментально вооружились, «прыгнули» в КАМАЗы и вперед – успели. Вся разведгруппа – кто ранен, кто контужен, но живы. Потери ВСУ – 36 убитых. По воинским жетонам определили: среди них не было ни одного украинца, только американцы, поляки, французы…

Алексей Александрович с гордостью рассказывает о «тиграх». Называет их по позывным: «Уссур» из Уссурийска, «Татарин» (по национальности), «Зея» (по названию реки), комбат – «Кубинец» — три войны прошел. С ними каждый день плечом к плечу, верит, как себе. Разъехались из Владивостока, а через несколько часов звонок за звонком: «Ты как? Я дома. Как дела? Чем занят?» Разговоры так, ни о чем – просто привыкли, что вместе. Просто убедиться, что друг в порядке.

Что напишут в учебниках истории?

Это был мой последний вопрос «тигру» с позывным «Бешенный». Он ответил не сразу, думал: «Не знаю, но хотел бы, чтобы написали так, как в учебниках, по которым я учился. Чтобы люди знали о боях, о подвигах, о людях, которые защищали Донбасс. О том, как за 30 лет целый народ «перепрограммировали», заставили забыть историю своих предков, изменили ценности. Мы увидели, что из этого вышло. Это страшно.

Я хотел бы, чтобы на страницах учебников была правда о простых людях, которые взяли в руки оружие, чтобы это не распространялось дальше. Правда про информационную войну и войну технологий. Это ведь не окопная война, как в 40-х, воюет артиллерия. 90% всех ранений осколочные. Воюют квадрокоптеры. И мы воюем за правду, за свою независимость от Америки и Запада, за то, чтобы не войны возле наших домов.

Знаете, люди по-разному это чувствуют. В Ростове, увидев нас на улице, женщины обнимали, крестили вслед. У нас на Дальнем Востоке мы чувствуем поддержку, но она не такая. Там люди ощущают запах войны, она рядом. Мы здесь в мире и спокойствии не так остро это чувствуем».

Хорошо, когда утром просыпаешься от детского смеха в соседней комнате. Или от пения петухов во дворе дома. Или запаха свежесваренного кофе. Хорошо, когда ребенок спокойно спит в своей кроватке. Приморские «тигры» хорошо знают цену этим простым радостям, знают, насколько хрупок этот спокойный мир, к которому мы привыкли.

Всего пару дней дома — и снова на передовую. Пока Алексей Александрович Псарев с семьей, его место за рулем КАМАЗа занял зять – Юрий Витальевич Костин. Сначала ему пришла повестка – пошел не раздумывая, но вернули назад – дома четверо детей. Он хорошо помнит день, когда к нему подошел сын и спросил: «Папа, наш дедушка же уже старый? Тогда почему он воюет, а ты ему не помогаешь?». Недолго думал. Да, и что думать-то, прав малой – надо помочь. Так и воюют теперь плечом к плечу.

Пару дней отпуска, и снова туда, где местные жители каждый раз задают один и тот же вопрос: «Ну вы же не уйдете?». Уже много раз приходилось «Бешенному» отвечать на него: «Не уйдем». Так много, что после окончания командировки, после отпуска в январе, в феврале — снова на Донбасс: мы же не уйдем. 80% отряда «Тигр» в феврале тоже вернутся на передовую. Ведь мы же не уйдем! Мы своих не бросаем!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

43